Теократический Монархист (ign) wrote,
Теократический Монархист
ign

Category:

LGBTQIA и Title VII

Многие наверное слышали, что в понедельник Верховный Суд США принял историческое решение о том, что федеральные законы о запрете дискриминации на рабочем месте (так называемый Title VII) распространяются также и на дискриминацию по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности. Важность этого события трудно переоценить; Title VII (“equal employment opportunity”) это часть Civil Rights Act 1964 года (с дальнейшими поправками), имеющий в американской правовой системе статус, близкий по значению к Биллю о Правах 1791 г. и к 14-й поправке 1868 года.

Я думаю, что довольно многие восприняли это решение почти что как нечто само собой разумеющееся (с поправкой разве на то, что для многих несколько неожиданное с учётом нынешнего состава Суда, где консерваторы в явном большинстве). Ничто не может быть дальше от истины.

Вопрос о юридической основе прав геев (т.е. тех, к кому относятся первые три буквы в аббревиатуре, вынесенной в заголовок) обсуждается уже очень, очень давно, задолго до того, как в 2003 году тот же Верховный Суд объявил запрет однополого секса неконституционным. В основном эти обсуждения касались того, можно ли утверждать, что запрет на однополые браки есть по факту (запрещенная) дискриминация по признаку пола. Ну то есть, если мы согласны, что (вообще говоря) мужчина и женщина должны иметь одинаковые права, следует ли отсюда, что разнополая пара должна иметь те же права, что и однополая?

В конце концов, в 2004 Верховный Суд штата Массачусетс решил, что да, однополые пары имеют право на брак, при этом однако не используя как обоснование запрет на дискриминацию по признаку пола (смысл там был в том, что ограничение брака только для разнополых не имеет рациональных обоснований и не отражает какие-либо легитимные интересы государства). Выяснилось, что для легализации однополых браков нет необходимости доказывать, что из равноправия людей следует равноправие произвольных пар, и этот несколько схоластический вопрос быстро отошёл в прошлое.

И вот тут вдруг — бабах! — 16 лет спустя Верховный Суд почти что прямым текстом неожиданно признал легитимность подобного подхода. «Почти что» связано с тем, что Суд решает не (уже решенный несколькими годами ранее) вопрос о однополых браках (то есть симметричный), а о дискриминации (то есть заведомо несимметричный, где есть дискриминируемый работник и есть его/её однополый партнёр). Но не заблуждайтесь: логика ровно такая же, как описана выше.

… [I]t is impossible to discriminate against a person for being homosexual or transgender without discriminating against that individual based on sex. Consider, for example, an employer with two employees, both of whom are attracted to men. The two individuals are, to the employer’s mind, materially identical in all respects, except that one is a man and the other a woman. If the employer fires the male employee for no reason other than the fact he is attracted to men, the employer discriminates against him for traits or actions it tolerates in his female colleague.

Вот же блин, сколько было копий сломано, а оно вон как всё просто. Собственно, 33-страничное мнение большинства целиком и полностью укладывается в этот отрывок. Всё остальное там, это background, описание дел, которые рассматриваются, предшествующие решения по ним, прецеденты, спор с оппонентами, и.т.п.

… В этом месте читатель может, наверное, подумать, что я против равноправия геев на рабочем месте или мне как минимум не нравится попытка усмотреть это равноправие, как заведомо заложенное в Title VII ещё в 1964 году. На самом деле, я не против и не нравится мне несколько другое (о чём дальше); но сначала еще немного об этом удивительном судебном документе.

Собственно, мы имеем (как оно нередко и бывает) три отдельных документа: решение большинства (6 судей), и два особых мнения/dissenting opinions (одно из них поддержано двумя судьями). Интересно то, что все три документа написаны консервативными судьями: мнение большинства написано назначенцем Трампа Нилом Горсачем, одно из dissenting opinions — другим назначенцем Трампа же, Бреттом Кавано, и другое Сэмюэлем Алито (при поддержке Кларенса Томаса). Мнение условно-«либерального» крыла мы вообще не услышали; они просто молчаливо присоединились к большинству.

Иными словами, получился спор консерваторов между собой. А спорят они интересно.

С определённого момента, все консервативные судьи (ну или как минимум эти трое) у нас, как известно, «текстуалисты». Ну, то есть судьи должны не подменять законодателей, не пытаться выдумать что-то свое, не подменять закон собственным мнением, а просто тупо смотреть в «текст» и читать, что там написано.

Получается примерно такой обмен мнениями:

Горсач: Я, убеждённый текстуалист, смотрю в текст закона и вижу там слово «секс». Потом я читаю «сексуальная ориентация» и там тоже есть слово «секс». Следовательно, решение очевидно. А всё остальное, что вы мне тут насовали, я даже и смотреть не стал, потому что я текстуалист, текст я прочитал, а остальное меня не интересует.

Алито: Друг, а тебе не объясняли, что текстуалист должен не только текст прочитать, но желательно еще и попытаться понять? Иди спроси у любого простого американца, считает ли он, что дискриминация по признаку пола и по признаку ориентации это типа одно и тоже и послушай, как далеко тебя пошлют.

Горсач: Ты читать умеешь, текстуалист хренов? Для кого я вообще всё это расписывал? Я не говорю, что это одно и то же! Я говорю, что «сексуальная ориентация» включает в себя «секс». Это так трудно понять? А со своими подколками про «простых американцев» иди нахрен, умник. Я тебе текст показал? Вопросы есть?

Кавано: Если ты текстуалист, то я Папа Римский. Ты вообще по ходу не врубился, что это такое. Текстуалист не должен выдирать из текста слово «секс» и пытаться понять, что оно означает. Текстуалист должен пытаться понять текст целиком, дурень! Ты вообще в курсе, что выражение «дискриминация по половому признаку» встречается не только в Title VII, но ещё в доброй сотне других законов? Ты одним махом их всех тоже решил поменять, да?

Горсач: Слушай, я всё понимаю, но такого бреда мне с детского сада не приходилось слышать. Если бы я хоть на секунду задумался бы о последствиях своих решений, какой бы я был тогда текстуалист? Моя задача — смотреть в текст закона, блин! А там, катись оно всё….

Ну, и так далее. Это я немного упростил, потому что у текстуалистов, как у любого уважающего себя культа, есть свой гуру: это, как легко догадаться, покойный Антонин Скалиа. Его имя встречается в тексте двадцать один раз! Свои клятвы в верности идеям текстуализма полагается обязательно подтвердить подобающей цитатой из Скалиа. Мало этого: наши бравые текстуалисты ещё и попрекают друг друга «Да как тебе не стыдно цитировать Скалию» и.т.п.

Теперь о том, что я об том думаю и что именно мне во всём этом не нравится.

То, что Title VII (а равно и все прочие законы, составляющие Civil Rights Act) должен защищать от дискриминации по признаку сексуальной ориентации, мне кажется очевидным и сильно запоздавшим. Активное обсуждение этого вопроса идёт с 70-х годов, в Конгресс многократно вносились соответсвующие законопроекты, и даже в разное время и в несколько разных формулировках за них проголосовало заметное большинство и в Сенате, и в Палате Представителей. Если бы не безумно неэффективная федеральная законодательная власть, в окончательном решении этого вопроса Верховным Судом в 2020-м году не было бы никакой необходимости.

Но вот с трансгендерами всё не так просто.

Хочу здесь, опять же, быть верно понятым: любая дискриминация на рабочем месте, не связанная напрямую с выполнением обязанностей, не есть хорошо. Но специфика американской юридической системы в том, что мы говорим в данном случае несколько о другом: о фактически «привилегированном» списке меньшинств, с которым надо быть особо осторожным всем тем, кто так или иначе имеет какие-то деловые отношения с другими людьми. И теперь этот список привилегированных меньшинств включает и трансгендеров.

Замечу, в отличии от почти всех других квалифицирующих признаков для «привилегированных» меньшинств (за исключением отчасти только религии), речь идёт о не о врожденном качестве человека, а о личном выборе, который может меняться и изменяться и который по самому своему смыслу влияет на внешний вид и поведение.

В своём особом мнении Алито перечисляет множество примеров, когда решение Суда может привести к неожиданным или нежелательным последствиям, в области «права» на доступ в «свои» туалеты и комнаты для переодевания, на профессиональный спорт, на студенческие общежития, обязанность страховок покрывать “sex reassignment”, и даже на конституционные права, вытекающие из 14-й Поправки. Интересно в этом списке то, что хотя автор явно не ставил такой цели, почти во всех приведённые им примерах (за одним только исключением, связанным с наймом на работу в религиозных организациях) речь идёт именно о трансгендерах, не о геях.

Я уже писал об этом раньше «О трансгендерах и других меньшинствах» (DW / ЖЖ); я ничего не имею против максимально возможного учёта интересов всех меньшинств; но ситуация, когда любой мужчина может в любой момент времени объявить себя женщиной (в чем самом по себе нет ничего дурного), и немедленно по одной только этой причине оказаться защищённым меньшинством, мне кажется не совсем нормальной.


See copy at dreamwidth for more comments; currently it has comment count unavailable.
Tags: scotus, меньшинства, сша, трансгендеры
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments