November 7th, 2018

gazprom

Выборы и деньги

 Среди американских «левых» распространено убеждение, что одна из основных проблем в американской политике, это деньги. Грубо говоря, у крупной компании есть огромный финансовый стимул, вместо того, чтобы платить миллиард долларов налогами, потратить 10 миллионов на скупку политиков, которые уменьшат ей налоги на этот самый миллиард.

И надо сказать, что в самом деле, примеров, когда избранные политики довольно откровенно действуют в интересах своих спонсоров, можно привести множество.

С другой стороны, среди некоторой части «правых» бытует представление, что никакого влияния денег нет вообще. В качестве «доказательства» они приводят примеры, когда либо лично богатые кандидаты, либо кандидаты, потратившие на компанию намного больше денег, чем их оппоненты, с треском проигрывали выборы.

Удивительно, но эта довольно абсурдная точка зрения встречается даже в популярной и в целом неплохой книге «Фрикономика» :

Из всех трюизмов о политике один кажется нам чуть более правдивым, чем все остальные: деньги покупают голоса. Арнольд Шварценеггер, Майкл Блумберг, Джон Корзин – это лишь несколько недавних примеров работы этого трюизма на практике (давайте на минуту оставим в стороне примеры обратного, показанные Говардом Дином, Стивом Форбсом, Майклом Хаффингтоном и в особенности Томасом Голисано, который трижды баллотировался на пост губернатора штата Нью-Йорк, потратил на избирательные кампании 93 миллиона собственных средств и получил соответственно по четыре, восемь и четырнадцать процентов голосов). Большинство людей согласится с тем, что деньги, несомненно, способны повлиять на исход выборов, и с тем, что на политические кампании расходуется слишком много средств.

Данные избирательных кампаний показывают, что их обычно выигрывает кандидат, потративший больше денег. Но являются ли деньги истинной причиной победы?

[…]

Для того чтобы выявить связь между деньгами и выборами, представляется полезным понять, какие стимулы играют роль в финансировании избирательных кампаний. Давайте предположим, что вы готовы поддержать кандидата суммой в одну тысячу долларов. Довольно велики шансы, что вы отдадите ему свои деньги в одной из двух ситуаций: либо в условиях, когда два кандидата идут бок о бок и вы считаете, что деньги способны повлиять на изменение ситуации; либо вы ставите на явного фаворита, с тем чтобы разделить с ним будущую славу и получить от своей поддержки какие-то преимущества. В этом случае вы совершенно точно не будете поддерживать явного неудачника (типа кандидата, способного проиграть самые знаковые выборы в штатах Айова или Нью-Хэмпшир). Поэтому явные фавориты и уже действующие должностные лица собирают гораздо больше денег, чем новые и мало кому известные кандидаты.

Теперь представьте себе двух кандидатов: один из них вызывает у аудитории теплые чувства, а второй – нет. Привлекательный кандидат привлекает больше денег и легко выигрывает гонку.

[…]

Как показывает огромное количество избирательных кампаний в конгресс США начиная с 1972 года, очень часто одна и та же пара кандидатов постоянно борется друг с другом на нескольких последовательно проходящих выборах. Что говорят нам о выборах факты и цифры?

Удивительно, но суммы, тратящиеся кандидатами, практически не играют никакой роли. Кандидат-победитель может сократить свои расходы в два раза и при этом потерять всего один процент голосов.

Абсурдность подобной «аргументации» настолько очевидна, что я даже не вижу смысла это обсуждать. Укажу только на один частный аспект: логика авторов «явные фавориты и уже действующие должностные лица собирают гораздо больше денег, чем новые и мало кому известные кандидаты» вообще никак не распространяется на референдумы.

Прошедший в Массачусетсе референдум об ограничении количества пациентов на одну медсестру (я писал об этом здесь) даёт нам довольно яркий пример.

Сентябрьские опросы показывали примерно равное количество сторонников и противников этой инициативы. «За» ограничение высказались оба сенатора от штата, мэр Бостона, Берни Сандерс. «Против» высказалась редакционная коллегия Boston Globe.

С какого-то момента, однако, явно активизировались противники. Коалиция, финансируемая крупными госпиталями и другими заинтересованными лицами, вложила в кампанию «против» $24.5 миллиона, против $11.6 миллиона, вложенных в агитацию профсоюзом медсестер.

В итоге законодательная инициатива с треском провалилась, собрав лишь 29.6% голосов избирателей.

Постоянные читатели помнят, что я и сам голосовал «против», и нисколько не опечален таким исходом. Я также не пытаюсь сказать, что есть нечто apriori неправильное в том, что компании тратят деньги на агитацию избирателей по затрагивающим их вопросам.

Я просто хотел продемонстрировать, насколько абсурдно утверждать, что деньги вообще никак ни на что не влияют.


See copy at dreamwidth for more comments; currently it has comment count unavailable.