July 7th, 2020

gazprom

Что там с аннексией?

 

Возможно, кто-то из читателей, прочитав мой недавний пост, недоумевает, уже 7 июля, где обещанная аннексия территорий? Что происходит?

А фиг его знает, на самом деле. Информации немного. Вот, например: Netanyahu indicates delay in annexation date after meeting with US envoys. То есть впечатление такое, что процесс застопорили американцы.

Я выскажу далее несколько чисто спекулятивных (но правдоподобных) предположений, основанных на каких-то обрывочных комментариях в израильской прессе и моём понимании происходящего. Не принимайте сказанное ниже слишком серьёзно и слишком буквально, но кто знает?

1 июля наступило

Итак, во-первых, как я уже указывал, хотя Кушнер с кампанией, предлагая «план Трампа», с самого начала подразумевали, что Израиль может начать его одностороннюю имплементацию с аннексии, с их точки зрения, это всё-таки должна быть аннексия не сама по себе, а как часть «Плана». Так, например, упоминалась идея, что если Израиль аннексирует часть «Зоны C», то он должен эквивалентную часть Зоны C передать палестинцам (то есть переквалифицировать как A или B). Понятно, что Нетаньяху не может согласиться с чем-то подобным.

Во-вторых, есть ощущение — и уже давно — что Трамп в какой-то степени разочаровался в Нетаньяху. Мы уже знаем, что Трамп ценит проявление силы, авторитаризма, и не любит «лузеров». Нетаньяху три раза подряд не смог выиграть выборы, и с точки зрения Трампа, хотя и удержался в кресле, отчасти стал таким вот «лузером». Надо заметить, что и Нетаньяху с какого-то момента стал намного реже упоминать «друга Трампа» и вообще стал как-то меньше подражать Трампу.

В третьих, в игру вмешаться Бени Ганц, которые, в отличии от Нетаньяху, может, абсолютно ничем не рискуя, заявить о своей полной поддержке «плана Трампа» (поскольку его база ничего в принципе не имеет против Палестинского государства). В итоге, американские представители теперь фактически прямо требуют согласия Ганца на любой план «аннексии», раз уж он «запасной Премьер-Министр». Ганц же, со своей стороны, уже заявил, что «аннексия это прекрасно, но сейчас есть более важные задачи».

В четвёртых, есть опять-таки некое ощущение, что Нетаньяху впервые серьёзно задумался, какие будут последствия возможной победы Байдена. С одной стороны, Байден не такой человек, чтобы с ходу начинать полный пересмотр всех решений периода Трампа. Скажем, очень маловероятно, что Байден пересмотрит признание аннексии Голанских высот. Однако, если Трамп попытается что-то такое кардинальное решить буквально в последние месяцы своего срока, уже зная, что скорее всего проиграет, это уже выглядит несколько по-другому. С другой стороны, весьма вероятно, что в случае победы Байдену ещё долго будет просто не до Израиля. Скорее всего, он назначит своего посланника по ближневосточным делам и предоставит ему принимать все решения, и не исключено, что этот посланник может быть намного менее дружественно настроен по отношению к Израилю, чем собственно сам Байден.

Наконец, в пятых, множество стран и организаций последнее время весьма недвусмысленно высказались о возможных негативных последствиях аннексии. Борис Джонсон, к примеру, 1 июля опубликовал специальное письмо в израильской прессе. Арабские страны, в том числе дружественно настроенные по отношению к Израилю, обеспокоены будущим мирного договора с Иорданией (отношения с которой уже заметно ухудшились в последнее время). Фатх и Хамас объявили о совместном противодействии аннексии, и так далее. Хотя решение Трампа было и остаётся решающим, всё это вместе взятое создаёт довольно неприятный фон, который становится непросто игнорировать.

Как говорится, будем следить за развитием событий.