Теократический Монархист (ign) wrote,
Теократический Монархист
ign

Categories:

Брекзит: что происходит и чего ждать (начало)


Я, вообще говоря, считаю себя человеком, интересующимся политикой. Хотя, конечно, зависит от того, как это понимать. Есть довольно много (собственно, большинство) условно «политических» тем, в которых я плохо разбираюсь и которыми мало интересуюсь. Однако, тех тем, которыми я в какой-то степени интересуюсь, достаточно, чтобы составить общее впечатление, что происходит в политике. А какие-то конкретные детали, если они нужны, я всегда могу найти в гугле. В результате, почти в любой кампании я почти всегда могу высказаться почти по любому политическому вопросу, если и не всегда вполне точно, то по крайней мере с каким-то видимым знанием дела. Ну, что называется «пустить пыль в глаза».

Из этого общего правила, однако, уже давно было одно досадное исключение: Брекзит. Я никак не мог как-то сложить для себя пазл, что же там происходит, о чем споры и в чём загвоздка. Британские новости, усыпанные множеством деталей, никак не проясняли общую картину. Много раз я кликал на статьи в разных изданиях типа «всё, что вам нужно знать про Брекзит», но находил только очередное изложение уже и так известных мне фактов.

Тем не менее, мне кажется, что я всё-таки разобрался с происходящим, и далее я попытаюсь это своё понимание изложить.

Перед тем, как приступить к делу, отмечу только два важных обстоятельства. Во-первых, это изложение общей картины; многие существенные детали здесь опущены (а приведённые могут быть не всегда точны, не специально конечно); и во-вторых, здесь почти не будет личных оценок (хотя всё же будут, как же без этого).

Что привело к Брекзиту

Британия всегда была несколько обособленным участником ЕС; этому много причин, субъективных и объективных.

  • У Британии всегда была собственная валюта и ЦБ, и попытки в 90-х годах привязать ее к корзине континентальных валют (фактически, к евро) кончились провалом.
  • Отчасти это объясняется тем, что Британия активно торгует и вообще имеет особые отношения со многими не-европейскими странами: во-первых и в главных, с США, и во-вторых, со странами Содружества.
  • Вообще, с точки зрения многих англичан, членство Великобритании в ЕС несколько противоестественно, именно потому, что у нее уже и так есть «Британское Содружество наций», в котором состоит аж 53 страны, уж куда там ЕС! В Великобритании всегда было немало «патриотов», которые демонстративно бойкотировали европейские товары, избегали и американских, и всячески подчеркивали, что все, что не производят дома, всегда можно купить в Канаде, Австралии или Новой Зеландии.
  • Английская политическая культура вообще довольно радикально отлична от континентальной Европы (и ближе к США, что едва ли удивительно). Американцам (и тем жителям России, которые западную политическую систему представляют себе в основам на примере США) порой трудно понять, как работает бюрократия ЕС, основанная не столько на политическом противостоянии, сколько на многочисленных процедурах и поиске консенсуса.

Дополнительно к этому, было еще несколько важных причин, которые вызывали негативное отношение к ЕС у англичан:

  • Членство в ЕС фактически делает рыболовство в английских территориальных водах доступным для всех европейских стран, что тяжело даже не с точки зрения экономики, а с точки зрения традиций («скреп») и национальной гордости. Фактически, это одна из основных причин, по которым другая крупнейшая рыболовная держава, Норвегия предпочитает не вступать в ЕС.
  • Аналогично, членство в ЕС делает страну доступной для жителей любых других стран ЕС. Если для континентальной Европы миграция воспринимается как неизбежное зло (ну не строить же Стену по всей границе по примеру Трампа?), то для жителей острова невозможность контролировать границу воспринимается болезненно.
  • Отчасти вопреки сказанному выше об общих чертах между США и Великобританией, в последней нет ключевой для США концепции «разделения властей». Власть в Великобритании ровно одна, и никак ни с кем не разделена: это английский Парламент. Англичанам трудно смириться с тем, что есть некий Европейский Суд (уж не говоря о Еврокомиссии), который имеет право указывать их Парламенту (!!!), какие законы он может или не может принимать.

Как бы то ни было, 23 июня 2016 года на референдуме 51.89% населения проголосовало за выход из ЕС. 29 мая 2017 года Правительство Её Величества подало официальный документ о начале процедуры выхода из ЕС, которая должна формально завершиться через два года, то есть 29 марта 2019 года.

Северная Ирландия

Северная Ирландия: Граница

Как можно было легко предсказать заранее и как всем сегодня очевидно, Брекзит был бы на порядок проще, если бы речь шла только об Англии, Уэльсе и Шотландии — без Северной Ирландии.

Дело не только в том, что граница между Северной Ирландией и Ирландией становится внешней сухопутной границей ЕС. Точно такая же сухопутная граница, к примеру, будет между Гибралтаром и Испанией, уж не говоря о сегодняшних границах между Швейцарией и её многочисленными соседями.

Проблема в том, что после Good Friday Agreement, который положил конец многолетней Гражданской войне, Северная Ирландия имеет несколько особый статус; компромисс тогда дался дорогой ценой. Оставаясь формально неотъемлемой частью Великобритании, на практике она в значительной степени выглядит как часть Ирландии. Между странами отсутствует какая-либо граница, местные законы Северной Ирландии приближены к ирландским, и.т.п. Великобритания фактически признает право Северной Ирландии в будущем присоединиться к Ирландии, если такова будет воля населения; и так далее.

Собственно, ключевая идея мирного договора заключалась в том, что «мы все равное теперь все в ЕС, какая разница, где формально проходит граница». Что, в общем, правда.

Теперь, давайте на секунду забудем всю актуальную политику и зададимся вопросом: что по логике вещей должно произойти с внутри-ирландской границей после выхода Великобритании из ЕС?

Логически рассуждая, если Северная Ирландия не является частью ЕС, там должна появиться так или иначе охраняемая граница. Это самоочевидно: если в Ирландии и Северной Ирландии действуют разные стандарты, разные таможенные пошлины, разные требования к импорту, и.т.п., никак невозможно, чтобы товар из Северной Ирландии попадал в Ирландию (и обратно) без таможенной проверки. Здесь нет никаких вариантов; или не надо было выходить из ЕС (как минимум оставаться с ЕС в таможенном Союзе; мы не будем здесь обсуждать, почему этот вариант не рассматривается).

Да, конечно, можно предпринимать разные меры, чтобы сделать границу менее «видимой» и менее «болезненной», скажем, для родственников, живущих по разные стороны границы, и вообще для внутри-ирландского обмена. Но это вторично; первично наличие границы, где её раньше не было.

Реальность, однако, несколько иная. И Великобритания, и ЕС чётко заявили, что никакой границы между Ирландией и Северной Ирландией не будет.

Как так получилось и что это вообще означает?

В Великобритании, Good Friday Agreement фактически стал непререкаемой основой ирландкой политики. Жителям Ирландии было четко сказано, что голосование за выход из ЕС никак не затронет данное ключевое соглашение. Конечно, с прагматической точки зрения, правительству, возможно, было бы рациональней придерживаться иной позиции: не вздумайте голосовать за Брекзит, а не то конец миру в Северной Ирландии! Но тогда непонятно было, зачем вообще было ставить этот вопрос на референдум? В общем, несколько странно с одной стороны, обращаться к населению с неким вопросом, и в то же время запугивать возможными последствиями одного из ответов.

Наверное, можно было попытаться в дальнейшем отчасти отыграть назад эту позицию; но беда в том, что на выборах летом 2017 года, которые были организованы Терезой Мэй, чтобы усилишь свою поддержку в Парламенте, эта поддержка, напротив, заметна ослабла; в итоге, ей пришлось вступать в условную коалицию с одной из северо-ирландских партий. После этого, конечно, более жесткая позиция по Северной Ирландии стала невозможной.

Ну а Европа? Какое ей дело до мира в Северной Ирландии?

Тут важно понимать, что основная задача руководства ЕС после объявления результата Британского референдума было сохранение единства блока (т.е. оставшихся 27 стран). Для этого очень важно было продемонстрировать, что блок готов костьми лечь за интересы любого своего члена (в конфликте с внешней страной). Соответственно, Ирландия фактически получила почти что право вето на любые будущие соглашения с Британией.

Ирландия, конечно, заинтересована в сохранении статус-кво, насколько это возможно. Так требование открытой границы стало ключевым со стороны ЕС.

Продолжение следует....


See copy at dreamwidth for more comments; currently it has comment count unavailable.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments