Теократический Монархист (ign) wrote,
Теократический Монархист
ign

Categories:

Выборы в Израиле и политическое будущее Нетаньяху

 

9 апреля 2019 года в Израиле пройдут очередные внеочередные (не-израильтянам лучше даже не пытаться в это вникать) парламентские выборы. На повестке дня, по существу, один вопрос: политическая судьба нынешнего Премьер-Министра.

Если мне не изменяет память, про Нетаньяху я впервые услышал в 93-м или 94-м году как о молодом перспективном лидере оппозиции (ему тогда только исполнилось 45 лет), погрязшем в каких-то мутных сексуальных скандалах. На фоне тогдашнего Президента Клинтона (который всего на три года старше) казалось, что Нетаньяху небезуспешно переносит в Израиль американские политические традиции, по крайней мере в этой области.

Как оказалось впоследствии, далеко не только в этой; но тогда об этом мало кто догадывался.

Первое появление Нетаньяху на американском ТВ

Можно сказать, что практически на моих глазах Нетаньяху мало-помалу превратился из простого политика в историческую фигуру. Многие, наверное, поморщатся от такой дефиниции, но с этим трудно спорить: Нетаньяху переделал целиком под себя не только израильскую, но отчасти и региональную и даже мировую политику; о его роли и наследии историки будут спорить еще многие десятилетия и даже столетия.

Помимо собственной огромной личной харизмы, успех Нетаньяху объясняется тем, что он действительно первым стал вести себя в Израиле как американский политик, а не как израильский. Это не только его безупречный английский язык и изысканные манеры, умение обращаться напрямую к своему избирателю, ставка не столько на конкретные проблемы и способы их решения, сколько на политтехнологии и пиар, но еще и то, что он привлек на свою сторону американские финансы и тем самым оказался независим от местных израильских спонсоров.

Вообще, Нетаньяху несколько странный персонаж. Я говорю в данном случае даже не о его политике или идеологии; у него есть странное свойство ставить какие-то цели, смысл которых непонятен вообще никому, и пытаться их добиться самым неудачным способом из всех возможных, проявляя при этом зависное упорство. Классической является история с закрытием по инициативе Нетаньяху израильской государственной телерадиовещательной компании (существовавшей, на минуточку, с момента создания еврейского государства) и создание вместо нее совершенно новой компании … тоже государственной, по большой части с теми же сотрудниками и сеткой вещания; процесс, который не только продолжался несколько лет, многократно откладывался, и стоил государству немереных денег, но — wait for it — когда все было уже наконец-то почти готово, Нетаньяху неожиданно заявил: «послушайте, а нахрена же нам новая компания, если уже есть прежняя?»: и не просто заявил, а это тогда чуть не привело к роспуску правительства; насилу его успокоили. И это не единственный подобный безумный случай.

Как бы то ни было, Нетаньяху у власти непрерывно уже почти 10 лет (плюс 3 года в 90-х). Даже его политические противники признают его заслуги перед государством, и в области политики и безопасности, и в области экономики. Не все сейчас уже даже и помнят, что еще сравнительно недавно израильский шекель не был конвертируемой валютой, а всех сколько-нибудь крупные сделки заключались только в долларах (россиянам эта ситуация хорошо знакома). Нетаньяху если и не создал единолично современную финансовую систему в Израиле, то как минимум стал ее олицетворением. Разного рода фанатичным сторонникам «рынка» никогда не вредно напомнить, что последние 10 лет Израиль под руководством право-центристского правительства успешно совмещает высококонкурентную и растущую экономику, разумный налоговый режим, огромные расходы на оборону и безопасность, базисные социальные гарантии, всеобщую медицину и умеренный дефицит бюджета.

Казалось бы, все прекрасно. Но сейчас, как никогда, будущее Нетаньяху под большим вопросом, и в зависимости от того, как разрешится нынешняя ситуация, может оказать влияние на события далеко за пределами еврейского государства.

Итак.

Нетаньяху в Бразилии

Против Нетаньяху сейчас расследуется три разных уголовных дела (плюс еще одно дело, где он формально проходит свидетелем, плюс еще дело против его жены, и плюс вроде намечается еще одно новое дело). Это бодяга тянется уже пару лет (отсчитывая с самого первого дела), но в общем и целом входит в завещающую стадию. По общему мнению, есть практически 100%-я вероятность, что через несколько месяцев (возможно, уже в феврале) Нетаньяху официально предъявят обвинения и начнётся суд (еще не сразу, но мы не будем здесь вдаваться в юридические тонкости), который, в принципе, может кончиться тюремным заключением на заметный срок.

Я не буду здесь входить в подробное описание обвинений (в общем и целом все это вертится вокруг коррупции), их убедительности, и приводить аргументы сторонников и противников премьера. Скажем так, если пытаться их разместить на условном спектре от 0 до 100, где 0 будет соответствовать «обвинения явно высосаны из пальца», а 100 «вина абсолютно бесспорна», то большинство обвинений, о которых идет речь, окажутся где-то рядом с отметкой «50». Там есть что обсудить и есть к чему придраться, но и абсолютное отрицание со стороны официальных пропагандистов и самого Нетаньяху выглядит, скажем так, местами несколько натянуто. Порой кажется, что именно такими словами Нетаньяху защищал бы какой-нибудь арбат (если бы вдруг отвлекся от американских дел и переключился на израильские): бесконечные попытки навести тень на плетень в совокупности с наездом на оппонентов и тотальным неприятием даже теоретической возможности хоть какой-то самой минимальной валидности хотя бы части обвинений. Очевидно, что невиновных людей так не защищают.[1]

Ситуация, как она есть, лучше всего описывается английским выражением “irresistible force meets an immovable object”. Как я уже говорил, Нетаньяху это уже историческая фигура, в масштабах Израиля конечно, но и не только. Его реформы, его идеологию и его влияние на судьбы страны будут обсуждать и изучать много десятилетий, если не столетий, после его ухода. Можно представить себе его уход в отставку в свете предъявленных обвинений, можно даже представить себе суд над ним, но представить себе Нетаньяху в тюремной камере — нет, на это у меня не хватает воображения.

Но с другой стороны, не совсем понятно, что могло бы этому помешать. Нетаньяху фактически пытается поставить прокуратуре (это не совсем прокуратора в данном случае, но неважно) вилку: либо они предъявляют обвинения в самый разгар выборов и тогда (а) подставляют себя под критику вмешательства в демократический процесс, и (б) обвинения становятся по факту единственной темой выборов; если Нетаньяху и в этом случае побеждает, у него появляется возможность сказать «всё, народ вынес свой вердикт, никаких больше обвинений, проехали»; или обвинения предъявляются после выборов, и тут вступает в силу альтернативный план: Нетаньяху выносит на утверждение закон, который предоставляет Премьер-Министру иммунитет от уголовного преследования на всё то время, пока он занимает эту должность («как в Америке»); при этом согласие на этот закон становится одним из условий присоединения к новой коалиции.

Называя вещи своими именами, Нетаньяху прямо пытается поставить себя над законом, фактически представив дело таким образом, что никакое объективное рассмотрение уголовных обвинений по отношению к нему уже невозможно в принципе; любой такой процесс, если он когда-нибудь состоится, будет уже не уголовным, а целиком политическим.

Причем по факту он прав. Значительное количество сторонников Нетаньяху будет его защищать вне зависимости от каких-либо доказательств его вины, даже не потому, что они искренне уверены в его невиновности, а потому, что они видят[2] этот процесс исключительно как нелегитимную попытку переписать результат демократических выборов – абсолютно аналогично тому, как значительное число американцев видят расследование Мюллера как часть политической борьбы против Трампа, а отнюдь не как беспристрастное полицейское расследование.

Теперь, думаю, более понятно, почему результат нынешнего политического и юридического процесса в Израиле может оказаться важным далеко за его пределами.


  1. Вообще, параллели с защитниками Трампа порой потрясают. Например, Нетаньяху на полном серьёзе говорит «если вы расследуете меня, почему тогда не расследуете вот такого-то, который (якобы) делал то же самое?» ↩︎

  2. Ну как «видят»? Не столько они сами так видят, сколько Нетаньяху и его пропагандисты потратили немало сил, чтобы они так «видели». ↩︎


See copy at dreamwidth for more comments; currently it has comment count unavailable.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments