Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

gazprom

Clinical Trials

 

Читаю про начинающиеся клинические испытания «третьей стадии» нескольких наиболее «продвинутых» на данный момент вакцин ([1], [2], [3]), и у меня возникает один вопрос.

Каждое такое клиническое испытания набирает 30 тыс. добровольцев (по всем 50 штатам, если речь о США). По идее, должно быть немало желающих попасть в их число и получить наконец-то пусть и не до конца проверенную (но всё же прошедшую через первые две стадии) вакцину от столь неприятной болезни, первый раз за полгода почувствовать себя хоть в какой-то степени не беззащитным против вируса — звучит заманчиво (уж не говорю, что за это вроде бы ещё и платят). Предвидя наплыв желающих, даже сайт специальный сделали, CoVPN Volunteer Screening Registry. Я, кстати, там уже зарегистрировался.

Конечно, смущает то, что половина (?) испытуемых получат не вакцину, а плацебо. Но даже 50% вероятности получить вакцину сейчас, это намного лучше, чем 0% вероятности получить её в ближайшие год-полтора. В общем, игра стоит свеч.

So far so good. Естественно, однако, ожидать, что участники испытаний, надеясь на дополнительную защиту, станут в целом вести себя более «свободно», что ли; больше ездить на общественном транспорте, ходить по барам-ресторанам, и.т.п. Это не проблема; весь среди них половина будет не привита. Сравнивая, как проходит заболевание у тех и у других, можно судить об эффективности вакцины. Замечательно.

И вот здесь возникает каверзный вопрос. У участников будет огромный стимул узнать, получили ли они реальную вакцину или пустышку; это может потенциально определить их стиль жизни на ближайшие года два! Но ведь это совершенно тривиально, достаточно попросить знакомого врача сделать анализ крови на наличие антител; как я понимаю, это несложный и вполне рутинный тест. И если статистически значимое количество участников таким образом откроют секрет, оценка работоспособности вакцины потеряет научную ценность.

Решает ли кто-нибудь эту проблему и как?


See copy at dreamwidth for more comments; currently it has comment count unavailable.
gazprom

3,161,007

NYTimes приводит хорошую иллюстрацию, все страны мира вместе с американскими штатами отсортированы по количеству идентифицированных носителей вируса за предыдущие 7 дней.

worst outbreaks

Среди первых 25 стран/штатов в этом списке нет ни одной европейской страны, и только две относительно развитые страны ближе к концу (Чили на 23-м месте и ЮАР на 24-м). Зато там есть 15 американских штатов. Полезно также иметь в виду, что высокий уровень эпидемии в Бахрейне, Катаре и Омане объясняется наличием большого количества гастарбайтеров, о которых государство, мягко говоря, не особо заботится.

Уму непостижимо, что в такой ситуации хоть кто-то собирается в ноябре прийти и проголосовать за Трампа.

Трудно конечно пытаться мысленно перенести эти события в другое время и смоделировать собственное поведение, но я сомневаюсь, что если бы нечто подобное происходило бы в 2012-м году, я бы снова проголосовал за Обаму. И дело здесь уже даже не в том, многое ли зависит лично от Президента (хотя невозможно, будучи в здравом рассудке, отрицать, что Трамп к этому приложил руку). Просто, в демократической стране такое положение вещей должно вызывать реакцию общества, так не должно быть. Избиратель не обязан быть специалистом по вирусологии, эпидемиологии и экономике, и знать, как надо правильно: что закрывать, что не закрывать, где носить макси, где нет, и.т.п. Но избиратель, по идее, должен видеть, что так, как есть, это точно неправильно.

И, кстати, про Обаму, раз уж мы его вспомнили. Небольшое напоминание:

Few may remember, but the 2009 swine flu pandemic was one of the first crises of Barack Obama’s presidency. In April, a spike in deaths from a mysterious respiratory illness caused panic in Mexico, closing schools and restaurants. Almost immediately, the same symptoms struck a Queens high school where students had just returned from spring break in Cancun, and the virus was soon ricocheting around New York City.

Two days later, health and Homeland Security officials declared a public health emergency. Three days after that, on his 100th day in office, Mr. Obama made a prime-time broadcast from the White House urging Americans to take precautions and asking Congress for $1.5 billion to flight the flu.

By October, a new vaccine was ready in record time, and the president and the first lady got their shots on camera. Ultimately, that flu proved not very lethal, but the country was as ready as it could be.

Взято отсюда. Напомнил Richard Hine. Предыстория здесь.


See copy at dreamwidth for more comments; currently it has comment count unavailable.
gazprom

О последних событиях (и что будет)

 

Начнём со смешного. Мелания Трамп даёт нам дельные советы:

Consider taking advantage of time working from home to connect with your loved ones via email or FaceTime, spend time w family, or work on your well-being by reading a book or spending time on a hobby.

  1. Забавно, что г-жа Трамп проводит явное различие между “loved ones” (с которыми мы общаемся по видео пока что) и «family» (с которыми приходится жить). Из этого противопоставления можно было бы сделать много интересных выводов, но из сугубого уважения к семье Президента мы от этого воздержимся;
  2. Я не вполне понял логику, согласно которой при работе из дома остается время “work on well-being”, которого нет при работе из офиса. Предполагается, что работа из дома — это типа делаешь вид, что работаешь, а на самом деле занят well–being’ом? Хм….
  3. Несколько неожиданный в таком контексте product placement.

Посмеялись, теперь можно и о серьёзном.

Я не одобряю полную остановку всей экономики как средство борьбы с эпидемией. Абсолютно невозможно понять, какая здесь конечная цель. Очевидно, что если почти всё население запереть у себя по домам, через какое-то время эпидемия пойдёт на убыль и количество новых случаев стабилизируется на каком-то уровне (возможно даже близком к нулю, как сейчас в КНР). Что дальше-то? Как только люди попытаются вернуться к обычной жизни, всё начнется заново. И каков был смысл сидеть дома?

Ну то есть, я могу теоретически понять идею дать системе здравоохранения некий head start, чтобы она хоть как-то подготовилась к шквалу больных, но наверное тогда так надо было и сказать? Потому что ведь у людей полное впечатление, что сейчас они месяц-другой посидят по домам, и это как-то решит проблему. И что теперь, сказать им «всё, возвращайтесь на работу, эпидемию мы не остановили и опасность не устранили, но теперь мы немного лучше к этому готовы»? То-то люди будут счастливы.

Дальше я приведу несколько цитат из этой статьи, которую я всем рекомендую (она не длинная и несложная). Выделение всюду моё.

По поводу смертности:

Reported case fatality rates, like the official 3.4% rate from the World Health Organization, cause horror — and are meaningless. Patients who have been tested for SARS-CoV-2 are disproportionately those with severe symptoms and bad outcomes. As most health systems have limited testing capacity, selection bias may even worsen in the near future.

The one situation where an entire, closed population was tested was the Diamond Princess cruise ship and its quarantine passengers. The case fatality rate there was 1.0%, but this was a largely elderly population, in which the death rate from Covid-19 is much higher.

Projecting the Diamond Princess mortality rate onto the age structure of the U.S. population, the death rate among people infected with Covid-19 would be 0.125%. But since this estimate is based on extremely thin data — there were just seven deaths among the 700 infected passengers and crew — the real death rate could stretch from five times lower (0.025%) to five times higher (0.625%). It is also possible that some of the passengers who were infected might die later, and that tourists may have different frequencies of chronic diseases — a risk factor for worse outcomes with SARS-CoV-2 infection — than the general population. Adding these extra sources of uncertainty, reasonable estimates for the case fatality ratio in the general U.S. population vary from 0.05% to 1%.

То есть сколько бы об этом ни спорили, до сих пор неочевидно, что смертность от нового вируса заметно выше, чем от обычного гриппа (замечу, что насколько я понимаю, одинаковая смертность не означает одинаковую опасность, потому что у заметной части населения есть иммунитет от сезонного гриппа).

Worst case scenario:

In the most pessimistic scenario, which I do not espouse, if the new coronavirus infects 60% of the global population and 1% of the infected people die, that will translate into more than 40 million deaths globally, matching the 1918 influenza pandemic.

The vast majority of this hecatomb would be people with limited life expectancies. That’s in contrast to 1918, when many young people died.

И наконец:

One can only hope that, much like in 1918, life will continue. Conversely, with lockdowns of months, if not years, life largely stops, short-term and long-term consequences are entirely unknown, and billions, not just millions, of lives may be eventually at stake.

И последнее: лично я последние несколько дней провёл в относительной изоляции на даче, сегодня вернулся по делам в город и проехался по улицам. Что я могу сказать? Никаких внешних изменений не видно. Указом губернатора закрыты все школы и рестораны (кроме take out), но количество людей на улице скорее даже больше, чем раньше в будний день (возможно из-за хорошей погоды). Люди гуляют, ездят на велосипедах, разговаривают, дети играют, и.т.п. Магазины забиты покупателями. Людей в масках почти не видно. Никто даже не пытается соблюдать рекомендованную дистанцию в 2 метра. По-видимому, большинство воспринимает происходящее просто как внеплановый long weekend (очень long).

Возможно впрочем, это они таким образом реализуют рекомендацию Первой Леди “work on your well-being”.

Ну то есть, остановить экономику мы остановили, а вот что это реально чему-то поможет, как-то неочевидно. Впрочем, скоро узнаем.


See copy at dreamwidth for more comments; currently it has comment count unavailable.
gazprom

John Oliver: “The devil you know is still a devil”

 

I shit on Britain A LOT on this show, and I am not going to stop any time soon. But one thing Britain does well is National Health Service. It’s not perfect, of course; […] I’ll be honest with you, I’ve never had a bad experience and I don’t know anyone who has. But, since moving to America, I don’t think I’ve met anyone who doesn’t have at least one insurance industry horror story.

John Oliver

https://www.youtube.com/watch?v=7Z2XRg3dy9k

Кстати, у меня вот как раз очередная insurance industry horror story… Ну то есть конечно никакая не horror story на самом деле, ерунда в общем-то, просто … ну, если совсем вкратце, из офиса врача прислали два отдельных счета, один вообще не в ту страховку совершенно непонятно почему (вероятно сохранилась запись о моей старой страховке), другой счёт в правильную страховку, но там его все равно отказались оплачивать по другой причине. Получив отлуп от страховки на первый счет, офис врача естественно прислал его мне («страховка платить отказалась, платите сами раз такое дело»); я естественно пошел на сайт страховки разобраться, что произошло, и увидел там отказ по второму счёту. Естественно, мне и в голову не пришло, что это совсем другой счёт, а не тот, что от меня требуют оплатить, и я долго безуспешно пытался в этом разобраться, пока наконец-то не выяснилась эта путаница с двумя счетами.

Понятно, что бывают в жизни вещи и похуже, чем вся эта путаница. Но почему кто-то может серьёзно отстаивать безумно дорогую систему сомнительного качества, когда ещё приходится всё время сталкиваться с подобным, мне не понять.

Но вообще вполне может быть, что вся эта проблема, как и многое другое в стране, чрезмерно политизирована. Дело ведь на самом деле не в том, что есть частные страховки. Врачи вот тоже частные, и госпиталя частные, что с того? Скорее проблема в том, что они (страховки, врачи, госпиталя, и прочее) существуют как бы по отдельности, в то время как обычного пациента по идее совершенно не должно интересовать, как именно происходят взаимные расчёты между ними всеми. Должна быть некая единая система, куда я плачу какие-то деньги (а если у меня их нет, за меня платит государство), и откуда получаю услуги. А если внутри этой системы будут по-прежнему частные страховки наряду с государственными, ну пусть будут. Если окажется, что это неэффективно, они отомрут сами собой.


See copy at dreamwidth for more comments; currently it has comment count unavailable.
gazprom

Опять про медицину

 

Знакомого уволили с работы. В принципе, ничего страшного — я сам не так давно искал работу, ничего, не развалился; но тут есть один деликатный момент. Мой знакомый один из тех американцев, который по ряду причин не может себе позволить остаться без медицинской страховки. Я, например, когда искал новую работу, об этом как-то даже не думал, и до сих пор не знаю, сколько времени я по факту жил без страховки (прежняя страховка с работы она ведь тоже не моментально прекращает действовать). А он так не может себе позволить.

Решил немного ему помочь и полез в интернет разбираться, какие сейчас есть опции для безработных в штате Массачусетс. Узнал много для себя нового.

Начать надо с того, что есть федеральный закон COBRA, по которому человек, уволенный с работы, может продолжать пользоваться прежней групповой страховкой, до полутора лет — но уже за свои деньги. Это хорошо, но недешево — в его случае больше $700 в месяц. Для человека, который собирается какое-то время жить на весьма скромное пособие по безработице, это не самый лучший вариант.

Но, оказывается, какое-то время назад в Массачусетсе была такая уникальная для США государственная программа, когда штат оплачивал безработным страховку по COBRA (порядка 80%). Это называлось Medical Security Program (MSP) и до сих пор в интернете навалом информации со ссылками на сайт mass.gov с описанием этой самой MSP; только все эти ссылки давно не работают. Видимо, программа была упразднена с введением в действие федеральной PP/ACA, но прямых подтверждений этому я не нашел. Была программа, и нету.

Ну, ок. А может безработный претендовать на обычную страховку MassHealth (местный вариант федеральной Medicaid)? Здесь нас ждут две новости, одна хорошая, а другая … фиг знает.

Хорошая новость заключается в том, что теперь eligibility на MassHealth определяется только доходом и больше ничем. Прошли те времена, когда людям приходилось переоформлять квартиру на знакомых, а машину якобы «в кредит», чтобы только получить страховку! Хотя нет, не прошли: избавляться от собственности всё равно придётся, но только после 65 лет. Я не шучу. Такая вот замечательная дискриминация пенсионеров: до 65 лет твоя собственность никому не интересна, а после 65 изволь подробно объяснить, сколько у тебя чего есть.

То есть, конечно, с одной стороны мысль понятна: после 65 лет человек может получить федеральную Medicare, хрен ли штат на него будет тратить деньги, если только у него ни кола ни двора? Но всё равно звучит забавно.

Значит, человек в любой момент может уйти со сколь угодно хорошо оплачиваемой работы и немедленно получить MassHealth, сославшись на отсутствие дохода? Это весьма мило; особенно по контрасту с ситуацией еще буквально 10-20 лет назад, когда даже бедность еще не давала автоматического права на страховку без каких-то дополнительных причин (старше 65 лет, беременность, дети до 19 лет и.т.п.)

Вот, как я понимаю, сводная таблица, где в зависимости от размера семьи и дохода определяется, на какие государственные медицинские программы можно претендовать. Там в общей сложности перечислено 13 разных программ, а допустимый годовой доход колеблется от $10 тыс. до $170 тыс.!

Но мы немного отвлеклись. Возвращаемся к проблеме моего знакомого безработного. Может ли он действительно претендовать на MassHealth с учетом пособия по безработице (в соответсвии с упомянутой таблицей), невзирая на то, что еще совсем недавно он получал вполне нормальную зарплату?

Самое простое — посмотреть на собственно application form. Она весьма скромная, всего-то 34 страницы. Смотрим сразу раздел “income”. Отмечаем там единственный пункт , “unemployment” (31). Пока я не вижу никаких попыток поинтересоваться, сколько собственно зарабатывал аппликант до того, как стал безработным (что вообще-то было бы логично). Good! Oh, wait… not so good. 35: “what is your total expected income for the current calendar year?” Получается, здесь надо будет вписать всю зарплату за 2019-й год? Ой, погоди, что же это я говорю? Сейчас уже 2020-й год, не так ли? Значил, доходы на 2019-й год здесь не при делах. Ура!

То есть получается, хорошо быть уволенным, как мой знакомый, в конце года; дадут ли в аналогичной ситуации MassHealth человеку, уволенному в середине года, неочевидно.

Вообще, если подумать, подобная практика хороша только тогда, когда у любого человека, по крайней мере до тех пор, пока он претендует на государственную или субсидированную страховку, всегда примерно постоянный доход. Мы выше обсуждали потерю работы, но возьмем обратный случай. Допустим, я бедный и получаю MassHealth. Неожиданно, на меня сваливается какая-то большая (для меня), но не астрономическая сумма денег, скажем, $20-$30 тыс. Я, как честный человек, сообщаю в страховку (или они потом сами ее видят на моих налогах). Мой годовой доход за текущий год делает меня ineligible на MassHealth, но по-прежнему в пределах на получение субсидированной страховки ConnectorCare. Понимать ли так, что мне нужно будет оформлять новую (совершенно другую) страховку на год, а потом опять возвращаться на прежнюю? Это вообще не абсурд?

Скажите мне пожалуйста, есть кто-нибудь, кто видит в этой системе хоть какой-то смысл? Опять-таки, не поймите меня неправильно, это намного лучше того, что было еще совсем недавно. Но всё-таки, если мы уже как-то пришли к той нехитрой мысли, что бедным людям надо помогать с медициной, почему не сделать, как во всем цивилизованном мире — каждый человек платит какие-то деньги ежемесячно (напрямую или через налоги), вне всякой связи с работой, и имеет доступ к врачам (бесплатный или за умеренную плату), а если кто-то платить не может, за него платит государство (полностью или частично)? Зачем нужна это безумная система, при которой после 65 все почему-то кардинально меняется, где есть отдельная специальная программа для больных с HIV, отдельная для больных с раком груди, отдельная для детей до 21 года, и где нерожденный ребенок в некоторых случаях считается «членом семьи», а в других случаях нет?

И, наконец, где человеку с хронической болезнью, которого уволили с работы, что само по себе уже немалый стресс, надо ещё и дополнительно сидеть и вникать в хитросплетение всех этих вариантов и правил, а потом еще и искать себе новых врачей? Зная, что так или иначе он скоро опять будет работать и все это чисто временно?

Проблема, по-моему, в том, что множество людей, обсуждая «социалистическую» медицину, сравнивают ее не с тем, что есть в реальности, а с некоторой воображаемой картиной в их голове. Хотя, собственно говоря, этот «социалистический» план вполне может включать в себя и частные конкурирующие страховки, и разные опции для людей с разным доходом, и много чего еще (а может и не включать, это вопрос приоритетов), и вообще отличается от нынешней системы не воображаемой «социалистичностью», а исключительно здравым смыслом и экономией денег.

Но посколько у нас в стране множество людей костьми ляжет, но подобного богохульства никогда не допустит, мы так и будем тратить на одно только администрирование медицины 1.3% ВВП.


See copy at dreamwidth for more comments; currently it has comment count unavailable.
каюк

Нетаньяху потребовал срочной встречи с главой минздрава, который возглавляет сам

 

Во время заседания правительства, состоявшегося 7 июля, премьер-министр Биньямин Нетаньяху потребовал назначить ему встречу с министром здравоохранения, сообщает корреспондент портала Walla Таль Шалев.

Курьез ситуации заключается в том, что министром здравоохранения является он сам.

Согласно опубликованной информации, Нетаньяху был рассержен сообщениями о проблемах в системе здравоохранения. Нетаньяху ударил кулаком по столу и потребовал назначить ему встречу с министром здравоохранения. “Господин премьер-министр, это вы”, - ответили ему присутствовавшие.

Напомним, что Яаков Лицман (“Яадут а-Тора”), осуществляющий практическое руководство системой здравоохранения, занимает должность заместителя министра.

Не, ну а что вы ожидали? Дружба с Трампом даром не проходит.

Удобно кстати в Израиле придумали, если какой-то министр уходит в отставку или просто по какой-то причине не назначается, действующим министром (не временно исполняющим обязанности министра, а реально министром) автоматически считается руководитель правительства. Представляю, если бы такая система была в США: назавтра Трамп бы разогнал вообще всех руководителей департаментов.


See copy at dreamwidth for more comments; currently it has comment count unavailable.
gazprom

Маргарет Тэтчер и «социализм»


— Нынешняя структура здравоохранения в США, несмотря на отдельные неоспоримые преимущества, в целом крайне неэффективна. Необходимо рассмотреть постепенный переход на всеобщее здравоохранение, оплачиваемое через налоги.
— Это социализм! Вы, левые, хотите превратить США в Венесуэлу!
— (взглянув на профайл) Вы, кажется, живёте в Канаде? Вас не удивляет, что в Канаде действует государственное здравоохранение, но в Венесуэлу она отнюдь не превратилась?
— Вы не хотите понять, что социализм не работает. Running of other people’s money и вот это всё.
— Считаете ли вы Канаду «социалистической»?
— В Канаде тоже не все благополучно.
— Не сомневаюсь. Но нет ничего плохого в заимствовании того, что работает лучше и дешевле.
— То, что вы предлагаете, это социализм и я не хочу больше это обсуждать.

Всем знакомы подобные дискуссии?

По мере того, как все больше демократов, включая почти всех претендентов на номинацию, высказывают разного рода идеи о всеобщем здравоохранении, социальной справедливости, защите прав рабочих, минимальной зарплате, инвестициях в «зелёные» технологии, и.т.п. (замечу здесь for the record, что не все эти предложения я приветствую) мы все больше слышим разговоров подобного типа о «социализме» и «Венесуэле». И не проходится сомневаться, будем слышать больше и больше.

(Заметим в скобках, что разного рода «либертарианцы» в свою очередь почему-то очень нервно реагируют на сравнения с Сомали, но это beside the point).

Ну так вот, при обсуждении вопроса о том, что считать «социализмом», а что нет, мне хотелось бы сегодня обратиться к авторитету человека, который заслуженно считается иконой современной неолиберальной экономики (причем как ее сторонниками, так и критиками и даже ненавистниками); человека, который не раз и очень ярко обличал проблемы реального (а не воображаемого) социализма в СССР, бывшему Премьер-Министру Великобритании, покойной баронессе Маргарет Тэтчер (тем более что она и считается автором крылатого выражения “The problem with socialism is that you eventually run out of other people’s money”).

Здесь не место подробно излагать историю её премьерства, но заметим, что она возглавила правительство в 1979 году, на фоне достаточно серьезных политических и экономических проблем. В результате заметного падения её популярности она вынуждена была уйти в отставку в 1990-м; эта неожиданная для многих тогдашних политиков, но, как оказалось впоследствии, своевременная отставка позволила консерваторам оставаться у власти ещё 6.5 лет, после чего настало время молодого и энергичного лидера лейбористов Тони Блэра. Но это уже совсем другая история…

22-го ноября 1990-го года Маргарет Тэтчер, в своём последнем выступлении в Палате Общин, подвела итог 11-летнего руководства страной (видео, транскрипт):

Eleven years ago, we rescued Britain from the parlous state to which socialism had brought it.

In the past decade, we have given power back to the people on an unprecedented scale. We have given back control to people over their own lives and over their livelihood—over the decisions that matter most to them and their families. We have done it by curbing the monopoly power of trade unions to control, even to victimise, the individual worker.

Because individuals and families have more power and more choice, they have more opportunities to succeed—2 million more jobs than in 1979, better rewards for hard work, income tax down from 33p in the pound to 25p in the pound and no surcharge on savings income. Living standards are up by a third and 400,000 new businesses have been set up since 1979—more than 700 every week. There is a better future for our children, thanks to our hard work, success and enterprise. Our people are better off than ever before.

The average pensioner now has twice as much to hand on to his children as he did 11 years ago. They are thinking about the future. This massive rise in our living standards reflects the extraordinary transformation of the private sector.

People on all levels of income are better off than they were in 1979…

We are no longer the sick man of Europe—our output and investment grew faster during the 1980s than that of any of our major competitors.

Yes, our companies have the freedom and talent to succeed, and the will to compete. And compete we must. Our competitors will not be taking a break. There must be no hankering after soft options and no going back to the disastrous economic policies of Labour Governments. No amount of distance lends enchantment to the lean years of Labour, which gave us the lowest growth rate in Europe, the highest strike record and, for the average family, virtually no increase in take-home pay. Labour’s policies are a vote of no confidence in the ability of British people to manage their own affairs. We have that confidence. Confidence in freedom and confidence in enterprise. That is what divides Conservatives from socialists.

Our stewardship of the public finances has been better than that of any Government for nearly 50 years. It has enabled us to repay debt and cut taxes.

Здесь, конечно, нет ничего особенно неожиданного. Мы, консерваторы, спасли страну от «социализма», урезонили профсоюзы, увеличили конкуренцию, снизили налоги, вырос уровень жизни, и.т.п.

Однако, в цитате выше я оборвал последний параграф посередине. Вот как он продолжается:

The resulting success of the private sector has generated the wealth and revenues which pay for better social services—to double the amount being spent to help the disabled, to give extra help to war widows, and vastly to increase spending on the national health service. More than 1 million more patients are being treated each year and there are 8,000 more doctors and 53,000 more nurses to treat them.

Увеличить конкуренцию, снизить регуляции, ограничить профсоюзы, чтобы добиться более эффективной быстрорастущей экономики и направить дополнительные средства на государственное здравоохранение и на помощь бедным, вот что такое неолиберальная экономика в понимании баронессы Тэтчер.

А вовсе не “fuck the poor”, который нам сегодня пытаются представить как главный принцип экономического развития (а все остальное — «социализм»).

Качественная, эффективная и доступная государственная медицина — это не «социализм», а его диалектическая противоположность.


See copy at dreamwidth for more comments; currently it has comment count unavailable.
gazprom

Медицина в США vs. OECD

 

Свежая статья в журнале Health Affairs сравнивает расходы на медицину в США с усредненными данными по Организации Экономического Сотрудничества и Развития (OECD).

Подозреваю, вывод о том, что США тратит на медицину намного больше других развитых стран, едва ли кого-то сильно удивит, но никогда не вредно еще раз напомнить цифры.

US per capita health spending was $9,892 in 2016. The US spending level was 25 percent higher than that of Switzerland $7,919, the country with the next-highest expenditure per capita; 108 percent higher than that of neighboring Canada ($4,753) and 145 percent higher than the OECD median of $4,033. If the US had spent the same amount per capita as Switzerland on health care in 2016, the US would have spent $630 billion less on health care. US health spending increased at a faster rate (2.8 percent) than the OECD median (2.6 percent) between 2000 and 2016, and per capita health spending in the US more than doubled, from $4,559 to $9,892.

Exhibition 1

Здесь сразу несколько интересных моментов. Расходы на медицину растут повсюду, но в США всё же несколько быстрее среднего. США заметно богаче, чем средняя страна OECD, но поправка на это мало что меняет; как процент от ВВП все равно получается почти вдвое больше, чем в среднем по OECD. Между тем, население США даже в среднем несколько моложе, чем в странах, с которыми мы сравниваем.

Наконец, имеет смысл обратить внимание на private vs public. Частные расходы на здравоохранение занимает примерно 1/4 по OECD и примерно половину в США.

С одной стороны, это опровергает знакомый нам дискурс, который жёстко противопоставляет «частную» медицину в США и «социалистическую» в других развитых странах; разница есть и она существенная, но роль государственных расходов весьма велика и в США. С другой стороны, когда нам говорят, что государственная медицина будет нам стоить каких-то немыслимых денег, надо всегда помнить, что государство в США уже сейчас расходует на это достаточно средств для поддержания средне-европейской системы здравоохранения в полном объёме, доступной для всех граждан, без каких-либо дополнительных налогов.

Ну и заодно можно убедиться, в какой мере соответствуют действительности утверждения, что PP/ACA a.k.a. “Obamacare” должна была привести к какому-то повальному огосударствлению; доля государства возросла с 2000-го года примерно с 45% до 50% (причем отчасти это связано с увеличением доли пациентов на Medicare).

Дальше авторы задаются естественным вопросом, какие же услуги американцы получают за те огромные деньги, которые они платят.

The US had 26 percent fewer inpatient acute care hospital beds per 1,000 population than the median OECD country in 2015. The US also used a higher proportion of its hospital beds for curative (acute) care as opposed to rehabilitative or long-term care. And the US had the second-lowest (after the Netherlands) occupancy rate of curative beds among the countries reporting the data to the OECD. Most OECD nations, including the US, greatly reduced the number of acute care hospital beds per 1,000 population as well as the average length of acute care hospital stay during the 1990s. This trend continued in the period 2000–15 period.

According to data from the Commonwealth Fund, the US spent $21,063 per hospital discharge in 2014, compared to the OECD median of $10,530. In Germany the cost per discharge was only $5,900, or 28 percent of the US cost.

Exhibition 3

Доступ американцев к медицине в принципе сопоставим, но никак не лучше, чем в среднем по OECD, а по ряду параметров заметно хуже. По количеству медсестер на жителя мы как раз за последние 15 лет поменялись с OECD: было у нас 25% больше, теперь у них на 25% больше.

Но есть и bright spot: по доступу к специальному медицинскому оборудованию США намного опережают другие развитые страны и отстают только от Японии, хотя разрыв сокращается:

Exhibition 5

В чём причина такой огромной стоимости медицины, при довольно скромном уровне услуг?

В статье выделяются три причины:

  1. Более высокая стоимость медицинских услуг (зарплаты медсестер и врачей, стоимость лекарств, оборудования, и.т.п.);
  2. Большая утилизация услуг пациентами госпиталей;
  3. Несопоставимо более высокая стоимость администрирования.

По последнему пункту имеет смысл привести полную цитату, оно того стоит:

the U.S. health system could be less efficient in some ways than are those of other countries. The highly fragmented and complex U.S. payment system, for example, requires more administrative personnel in hospitals than would be needed in countries with simpler payment systems.

There is a growing literature on administrative costs. A Commonwealth Fund comparison of health insurance administrative costs showed that the US spent $737 per capita on administration, compared to $94 per capita in the median OECD country. The next-highest-spending country after the US (Switzerland) had administrative costs of only $280. In 2017 Steffie Woolhandler and David Himmelstein estimated that the US would save about $617 billion (about 20 percent of its total health spending) if it moved to a single-payer system. Other commenters have questioned these authors’ assumptions.

Дальше в статье идет детальное обсуждение, что именно такое отличие в ценах означает с экономической точки зрения, и как на ценах сказывается происходящая во всем мире консолидация провайдеров медицинских услуг (повышает цены в США, не сказывается в других странах), и так далее. Мы не будет здесь этого подробно касаться.

Вывод вкратце можно сформулировать так: в США рынок медицинских услуг фактически монополизирован некоторым количеством компаний, которые перетягивают на себя заметную большую долю национальной экономики, чем это может быть оправдано производимыми ими услугами; дополнительно к этому, 1.3% всего американского ВВП уходит на одно только администрирование медицинских услуг (для сравнения, американский high tech это 7% ВВП).

И еще раз: противопоставление американского здравоохранения как якобы «рыночного» европейско-канадскому «социалистическому» не связано с реальностью.


Источник: Health Affairs (paywall); кратное изложение можно прочитать здесь.

Если кому-то интересно прочитать статью в оригинале, но не хочется платить за доступ, можете скачать PDF файл здесь.


See copy at dreamwidth for more comments; currently it has comment count unavailable.
gazprom

О социализированной медицине (на примере Онтарио)

Забавное сообщение, вызвавшее массу насмешек в интернете: известный республиканский сенатор и большой «либертарианец» Рэнд Пол едет лечиться в «социалистическую» Канаду.

Если вы считаете, что такого просто не может быть или недоумеваете, откуда у Пола канадское гражданство, чтобы бесплатно лечиться в Канаде, вы отчасти правы. Сформулированное в таком виде сообщение вводит в заблуждение: американский сенатор будет лечиться в Shouldice Hernia Hospital; это один из частных госпиталей в канадской провинции Онтарио. Как не-гражданин Канады, Рэнд Пол оплатит свое лечение в полном объёме.

Здесь, однако, возникает вопрос, а какова вообще роль частных госпиталей в канадской системе здравоохранения?

Оказывается, это довольно острый вопрос.

Как я понимаю, в Канаде большинство докторов так или иначе работают напрямую на государство, но бывают и частные клиники, которые формально функционируют как обычные частные практики, по получают деньги в основном от государства же (что собственно и есть single payer healthcare), плюс некоторое количество богатых туристов из Америки и других стран, которые платят из своего кармана.

При этом, что интересно, закон разделяет просто клиники и полноценные госпиталя, такие как упомянутый Shouldice Hernia. Частные госпиталя в провинции Онтарио были запрещены специальным законом в 1973 году; при этом, однако, существующим госпиталям было разрешено продолжать функционировать, и только по этой причине Shouldice Hernia и считанное количество других подобных госпиталей действуют до сегодняшнего дня.

В чем же причина такого противодействия канадцев частным медицинским практикам? Вот интересная публикация, где отчасти разъясняется этот вопрос, конкретно по отношению к провинции Онтарио.

Оказывается, не далее как в 2017 году руководство провинции рассматривало возможность отмены или ослабления запрета 1973 года, но противникам частных госпиталей удалось отбить эти попытки. В частности, вот что там сказано про частные клиники в целом:

There are still 1,000+ private clinics, the vast majority of which are for-profit and many of them chains. Many of these private clinics charge extra user fees to patients for medical services in violation of the Canada Health Act.

Public Medicare in Canada provides that we pay ahead of time through our taxes for care, and we share that money across income classes and generations, so that care is there for everyone when they need it. Extra user-fees violate the cornerstone principles of Medicare in our country. They drive up costs. They cause hardship, particularly to seniors and persons with chronic illness who are often patients most in need.

The clinics have also shown serious breaches of safety and quality. One private endoscopy clinic in Ottawa failed to properly sterilize its equipment. Public Health had to contact 6,800 patients and advise them to be tested for HIV, as a result. Studies have shown that the private colonoscopy clinics in Toronto have a high rate of tests that do not reach the [entire] colon, therefore do not tell the patient accurately whether they have cancer or not, for example. A patient died on the operating room table in a Toronto clinic where she was being given liposuction.

Privatization of hospital services into private clinics is not in the public interest. For many patients, the increase in private clinics has fragmented care, forcing them to travel to multiple different locations on multiple different days. It is not easy having to travel from a public hospital emergency or specialist, to a private lab, to a private MRI clinic somewhere else, to a private diagnostic clinic of another sort somewhere else, and so on. For many people this actually requires travel from town-to-town, as services have been entirely cut from their local hospitals.

Я к тому об этом рассказываю, что когда мы обсуждаем грядущий переход к той или иной форме Medicare for all (с моей точки зрения, абсолютно неизбежный), и естественно в качестве примера для подражания смотрим на нашего северного соседа, мы на самом деле мало знаем об особенностях функционирования этой системы в той же Канаде (я не имею в виду естественно безумные страшилки от местных «либертарианцев»), а между тем, там вполне есть свои проблемы и свои дискуссии. Коль скоро мы планируем вводить у себя аналогичную систему, интересно было бы узнать про это больше.


See copy at dreamwidth for more comments; currently it has comment count unavailable.
gazprom

Референдум в Массачусетсе: вопрос 1 (количество пациентов на медсестру)

Довольно многие уже успели высказаться по поводу вопросов, вынесенных на голосование в МА в ноябре [1], [2].

Выскажусь и я; для удобства (возможного) обсуждения, однако, я разобью обсуждение на три части, отдельно для каждого вопроса. Тем более что все вопросы, на мой личный взгляд, довольно странные. Видимо, такое сейчас время.

Но сначала небольшое вступление. Когда-то еще давно я услышал по радио дельный совет по поводу голосования на референдуме: голосовать всегда «за». Логика такая: «если предложение дельное, то всё хорошо, а если ерунда какая-то, легислатура отменит или исправит». Это, конечно, полу-шутка, но в принципе доля здравого смысла в этом есть: лишний раз подтолкнуть легислатуру дело не вредное, так что, в принципе, я всегда обычно голосую по умолчанию «за», если нет очевидных причин этого не делать.

Перейдем к первому вопросу, вокруг которого развернулись основные баталии.

Процитирую только малую часть предлагаемого законопроекта:

This proposed law would limit how many patients could be assigned to each registered nurse in Massachusetts hospitals and certain other health care facilities. The maximum number of patients per registered nurse would vary by type of unit and level of care, as follows:

  • In units with step-down/intermediate care patients: 3 patients per nurse;
  • In units with post-anesthesia care or operating room patients: 1 patient under anesthesia per nurse; 2 patients post-anesthesia per nurse;
  • In the emergency services department: 1 critical or intensive care patient per nurse (or 2 if the nurse has assessed each patient’s condition as stable); 2 urgent non-stable patients per nurse; 3 urgent stable patients per nurse; or 5 non-urgent stable patients per nurse;
  • In units with maternity patients: (a) active labor patients: 1 patient per nurse; (b) during birth and for up to two hours immediately postpartum: 1 mother per nurse and 1 baby per nurse; (c) when the condition of the mother and baby are determined to be stable: 1 mother and her baby or babies per nurse; (d) postpartum: 6 patients per nurse; (e) intermediate care or continuing care babies: 2 babies per nurse; (f) well-babies: 6 babies per nurse;
  • In units with pediatric, medical, surgical, telemetry, or observational/outpatient treatment patients, or any other unit: 4 patients per nurse; and
  • In units with psychiatric or rehabilitation patients: 5 patients per nurse.


По-моему, это какое-то безумие. Каким образом обычный избиратель, как я, не имеющий отношения к медицине, должен судить о том, должно ли быть “6 babies per nurse”, или может быть 7 babies всё ещё ок?

Есть много разных статей о том, кто поддерживает этот законопроект, кто против, есть какие-то мутные тёрки между разными профсоюзами медсестёр, ни один из которых впрочем формально профсоюзом не является, и так далее.

Между тем, закон повысит стоимость медицинского обслуживания, и так как оно частично субсидируется штатом, то и расходы штата, на вполне ощутимую величину.

И если уж голосовать за дополнительные расходы, надо чётко понимать, на что они пойдут и насколько это необходимо. А я этого понять не в состоянии.

Поэтому вопреки обыкновению буду голосовать «против».

Ничего не имею против обоснованных ограничений количества пациентов на медсестру, но пусть этот вопрос решает легислатура с учетом мнений специалистов. Это не тот вопрос, который можно решать народным голосованием.